Дорога в «доступную среду» выстлана благими намерениями

Муниципальная программа «Доступная среда», принятая в Таганроге в 2013 году, аналогична тем, что существуют и в других городах. Принималась она, исходя из добрых намерений – дать инвалидам и другим маломобильным группам населения надежду и будущее, предоставить возможность людям, испытывающим затруднения при самостоятельном передвижении, социально интегрироваться в общество. На зависть жителям других городов, наши социальные службы в совершении благих дел пошли дальше. Всем инвалидам, имеющим ограничения способности к передвижению, был предоставлен бесплатный проезд в легковых такси. (Постановление администрации Таганрога №1443 от 6 июля 2016 года). Определить порядок и организовать выдачу талонов, дающих право на бесплатный проезд в легковых такси в постановлении администрации предписано Управлению социальной защиты населения г.Таганрога. «Новый курьер» на собственном опыте убедился, как это происходит.

В приёмный день и день выдачи талонов на соцтакси, я прибыл в соцзащиту около 10 часов утра. Получил талоны около 15 часов дня. Нет, я не всё время «протирал» стены уважаемой организации. Заняв и «сдав» очередь, я периодически выходил «на свежий воздух, кости размять».
И всё это время меня терзал один вопрос: кто этот добрый человек, который, зная, что сюда будут «приходить» люди, у которых нарушены функции передвижения, опоры и стояния, выбрал именно этот кабинет для приёма?

Людям, имеющим необратимые нарушения функций нижних конечностей – передвижения, опоры и стояния – выдача талонов организована в кабинете, путь к которому лежит через один маршевый пролёт лестничных ступенек. Кстати, оборудована эта лестница поручнем, который не соответствует требованиям доступности.

Да – в учреждении есть специализированный подъёмник по лестнице для инвалидов. Это действительно (в данном конкретном лестничном марше!) оптимальное оборудование для преодоления лестничных пролётов инвалидами. В своё время я лично испытывал этот подъёмник. Всё работало. Когда-то... Сейчас аппарат пылится под лестницей.

Кстати, чтобы пригласить специалиста, который будет управлять подъёмником, инвалиду придётся дотянуться до кнопки вызова, преодолев препятствие в виде «приступка» у входной двери.

Замечу, погода у нас – не совсем «тепло и солнечно». А в соответствии с требованиями доступности, входная площадка должна иметь навес и подогрев (в зависимости от местных климатических условий).

Преодолев все архитектурные препятствия, человек с инвалидностью попадает в коридор шириной менее 1,5 метров. При необходимости (требования доступности) 1,8 метра. То есть человек, у которого не гнутся ноги, присев на скамейку, перекроет проход всем остальным посетителям.

Известный аргумент-оправдание, который приходилось слышать не раз: учреждения социальной направленности, в которые приходят маломобильные граждане – управление здравоохранения, соцзащиты и пенсионный фонд – находятся в зданиях, изначально неприспособленных к особым потребностям маломобильных людей. И ввиду того, что все эти здания – наше архитектурное наследие, их конструкцию никак не изменить. Но тогда возникает вопрос: почему все эти учреждения до сих пор размещены именно в ТАКИХ зданиях. Просто потому, что не приучены чиновники о посетителях думать?

Тогда уже давно советую: перевести общение в сеть, те же талоны на поездку в такси сделать не бумажными, а виртуальными – просто с 4-значным номером, кодом поездки. Остаётся сообщить номер клиенту и администратору такси – по телефону клиент сообщает номер, такси выполняет заказ, всё!
И никому никуда ходить не нужно, не рубится лес для изготовления бумаги, не хранятся в пыльных архивах бумажные талончики, не замусоривается планета архивными бумажками. Но чиновники, видимо, не согласны. Они предпочитают вести записи в бумажных журналах и радушно ждать инвалидов в исторических особняках.

Да, жизнь – театр, и все мы в нём актёры. Ещё театр. Пока…
Пока не разъест душу актёра соблазн самодовольства. И всё уже. Актёры больше не выходят на сцену. Театр окончен. Начинается кино.

Современный просвещённый чиновник умело замещает «театр» жизни на «кино», «актёров» на «зрителей», «правду» на «правдоподобие».

Да, театр это не кино. В театре живая правда. В театре зритель самостоятелен в оценке игры на сцене, между ним и труппой есть реальная «обратная связь» – он может принести цветы, а может освистать. Театрал платит не за иллюзию огня, а за горение.

В кино можно шамкать попкорн. Киноману демонстрируют убедительную иллюзию – именно то, за что он и заплатил. А его аплодисменты или свист киноперсонажам безразличны, если «собрана касса». Они их просто не услышат.

Михаил АНДРОНИК, фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *