Первый байкер из комсомола

Коренной москвич Владимир Надлер таганрожцем стал в 1956-м: в 23 года приехал в наш город вдвоём со своей женой. Свыше половины его однокашников – 28 дипломированных инженеров-котлостроителей, выпускников Московского энергетического института – получили распределение на Таганрогский котельный завод, крупнейшее в Европе предприятие данного профиля. Приехали по распределению 12. Через 3 года остались трое. Среди них – Владимир Надлер.

Он вошёл в историю завода и всего города. Владимир Борисович Надлер – заслуженный машиностроитель России, инженер-конструктор, изобретатель и рационализатор, проработавший на «Красном котельщике» почти 58 лет. Он был ведущим на заводе специалистом по вопросам прочности изготавливаемых там огромных паровых котлов для топливных (тогда говорили – тепловых) электростанций. Его немалая личная заслуга в том, что продукция этого таганрогского предприятия зарекомендовала себя наилучшим образом во многих странах мира. Владимир Борисович одним из первых конструкторов своего возраста стал изготавливать чертежи с использованием персонального компьютера. «Станки Надлера» в заводских цехах остались и после его выхода на пенсию.

В 1990-м Владимир Борисович Надлер был избран депутатом Городского Совета последнего созыва, был даже членом его президиума. А тридцатью годами раньше, в начале 1960-х, он попал ещё и в другую историю – в историю КВН. В Таганроге клубы весёлых и находчивых появились почти сразу же вслед за московскими. Первые соревнования в нашем городе проходили между командами ТРТИ и «Красного котельщика». «Мы их сделали!» – до сих пор гордится первый капитан команды КВН «Красного котельщика» Владимир Надлер. Но, пожалуй, главный повод для гордости – это мото-история таганрогского байкера номер один.

Молодость на колёсах

Первый свой мотопробег он совершил со старшим братом ещё в 1954 году. Они вдвоём пересекли Украину, посетили Харьков и Киев, а затем побывали в Крыму. В студенческие годы Владимир был инструктором в мотокружке факультета. Став инженером «Красного котельщика», он продержался без мотоциклов целых пять лет. Но в 1961-м, в начале года, при поддержке заводского комитета комсомола создал заводской мотокружок: помогли полученные ещё в Москве права инструктора по вождению мотоцикла. Подарком от местного комитета ДОСААФ стал мотоцикл.

– Маленький, 125 кубиков, — уточняет Владимир Борисович. – У нас в кружке было много молодых ребят с нашего завода. Мы с ними занимались, потом они получали права на вождение мотоцикла. Для езды использовали двор позади ДК «Красный котельщик»: тогда ещё не было ни Дворца спорта, ни плавательного бассейна. А потом, летом, решили совершить мотопробег – собралось желающих человек десять. У меня своего мотоцикла не было, поэтому я пошёл в городской автоклуб. Начальником клуба тогда был Юрий Иванович Бувалко; он выделил нам для поездки мотоцикл с коляской. И мы поехали: Ростов, Харьков, Киев, Одесса, Крым.

Потом они совершали мотопробеги почти каждое лето: объездили Кавказ и Украину, в том числе Западную, Белоруссию, Прибалтику, побывали в Москве и Ленинграде… К предстоящему летнему мотопробегу начинали готовиться зимой – разрабатывали будущий маршрут, вели переписку с ребятами-мотоциклистами, проживающими в городах по маршруту следования. А самым запоминающимся стал мотопробег 1967 года.

С мотоцикла – в самолёт

Мотопробег «Ралли «Родина» был посвящён 50-летию Октября. Инициатором его проведения выступил ЦК ДОСААФ. Были названы 4 финиша – Ленинград, Москва, Волгоград и Комсомольск-на-Амуре. Наши ребята выбрали, конечно, самый трудный, самый дальний – Комсомольск-на-Амуре. По условиям соревнований в Комсомольск-на-Амуре необходимо было приехать к 16.00 пятого августа, а очки рассчитывались одним арифметическим действием – умножением пройденных «мотокилометров» на количество мотоциклов в команде.

Участие в мотопробеге приняли 7 команд со всего Советского Союза. До финиша доехали 4, в том числе команда Таганрогского котельного завода. В ней было пять человек на трёх мотоциклах одного типа – «Иж Планета» без колясок: первый и третий были с пассажирами, второй – не только с инструментами и запчастями для ремонта, но ещё и с гитарой.

Первым ехал Владимир Надлер, его пассажиром был Вячеслав Ужинов – балагур, гитарист и певец. Вторым шёл Анатолий Матусьян. Замыкающими были Геннадий Баканов и его пассажир Анатолий Цветков; оба занимались ещё и волейболом, играли за заводскую команду. Ехали в строгой очерёдности, по возможности соблюдая все меры безопасности, все инструкции капитана команды.

– На заводе нам выдали деньги на бензин – 800 рублей на всю команду. Тогда ведь он был дешевле газировки: литр хорошего бензина стоил семь с половиной копеек, – вспоминает былое Владимир Борисович. – Кроме того, завод дал всем по 15 дней дополнительного оплаченного отпуска. Своего законного очередного отпуска в 28 дней нам никак не хватало: вся дорога заняла 42 дня. Туда мы ехали, оттуда – летели. Из Хабаровска возвращались на самолёте. Самолёт большой, четырёхтурбинный. Зашли ночью. Нашли свои места. Сели. Я пошёл в кабину пилота. И говорю: «Мы хотим тут лететь с вами!» А он мне: «А кто вы такие?» Я говорю: «Мы тут на мотоциклах проехали. Теперь хотим сверху посмотреть…» А он говорит: «Ребята! Только по одному!» В 2018 году рассказ о том, что кто-то может зайти в кабину пилота звучит, как фантастика: так не бывает. А тогда никто не мог себе представить, что самолёт можно угнать.

В городском автоклубе участники мотопробега получили командировочные удостоверения и костюмы из японского пластика, которые, в отличие от кожаных, не намокали и не разбухали.

Старт мотопробега «Ралли «Родина» в Таганроге от заводоуправления «Красного котельщика». Владимир Надлер – первый. Замыкают колонну два мотоцикла провожающих.

Сладкий сибирский тракт

Ради экономии бюджета в столовых по пути следования только обедали. Меню было стандартное: у каждого – борщ, котлета, кисель, 200 грамм чёрного хлеба. Однако в Сибири, на Дальнем Востоке встречались места, где борща и котлет вовсе не было. Например, в Бурятии на первое ели «бухулёр», что значит «мясо», и этого мяса в тарелке было больше, чем бульона. Почти везде удивляло гостеприимство людей, причём, например, бурятское гостеприимство русскому ничуть не уступало.

– Ехали мы с палаткой. Но часто, например, когда шёл дождь, мы её не разбивали, – делится воспоминаниями первый таганрогский байкер. – Останавливались в домах. Проезжали вечером всю деревню и ночевали в одном из домов на окраине, на выезде. Чтобы на рассвете не будить всю деревню. Платили рубль за койку. До Урала мы ехали «с юга». Откуда вы? С юга! У нас было написано на багажниках: «Таганрог – Владивосток – Комсомольск-на-Амуре». А после Урала мы стали «с запада». И после Урала попытка заплатить за ночлег не удавалась. Нас клали на хозяйские кровати, нас кормили-поили. Ну а мы всё время были с конфетами – угощали детей. Люди нам не давали спать, всё спрашивали: «Как там вообще?» Тогда же не было телевизоров. Только в одном селе нас никто не хотел пускать. Деревня была старообрядческая. В конце концов приютили две сердобольные старушки-пряхи.

Из 12500 километров маршрута асфальта было 3500 км. На остальных 9 тысячах всякое бывало. Да и проехать в действительности пришлось больше – тысяч 13.

– В Сибири, на Дальнем Востоке, особенно в Забайкалье бывало такое, – вспоминает Надлер. – На развилке безо всяких указателей выбираешь дорогу. Если несколько километров нет километровых указателей, возвращаешься обратно. Мелких подробных карт не было. И сегодняшних интернет-навигаторов – тоже.

Четвёртые – лучшие!

Во Владивостоке таганрожцы забросили в Тихий океан консервную банку бычков в томате Таганрогского рыбокомбината. А местные моряки подарили нашим землякам китовый ус, точнее полутораметровый ус китёнка.

На финише, в Комсомольске-на-Амуре, встретились посланники Москвы, Казани, Саратова и Таганрога. Без потерь трассу прошли только саратовцы и таганрожцы: казанцы потеряли по пути два мотоцикла, двое из числа москвичей приехали на финиш в легковушке – с переломами, загипсованные.

В Иркутске в обкоме комсомола таганрожцам сообщили, что проехавшие ранее москвичи со своими мотоциклами погрузились в идущий по пути следования мотопробега поезд, что являлось нарушением правил. Однако же победителями мотопробега были названы именно москвичи. А у таганрожцев, преодолевших самый большой путь оказалось всего лишь четвёртое место из-за малочисленности команды. Может быть, это как-то было связано с тем, что судейская коллегия носила форму московской команды?.. Свыше полувека прошло с тех пор, а у таганрожца Надлера до сих пор остаётся неприятный осадок от этой столичной несправедливости. Впрочем, главное ведь не победа, а участие. Всем, кто пришёл на финиш, были вручены почётные грамоты. Наши получили в качестве приза статуэтку «Комсомолец раздвигает тайгу». (Статуэтка, все почётные грамоты, полученные в отдельных городах трассы и на финише, а также ус китёнка были переданы на хранение в городской автомотоклуб).

В Комсомольске-на-Амуре, отмечавшем тогда своё 35-летие, все четыре команды в полном составе (в общей сложности свыше 30 человек) оказались в президиуме на торжественной встрече с местными комсомольцами. Выступали капитаны команд. Надлер говорил четвёртым. Предыдущие трое ораторов рассказывали о том, как трудно их командам было в пути, как много проблем им пришлось преодолеть. А Владимир Борисович отметил совсем другое – то, как много таганрожцы увидели, узнали, с каким большим числом замечательных людей познакомились. Его потом за это особенно благодарили.

Владимир Надлер (в шлеме) раздаёт автографы таганрожцам.

Сброшенные шишки с килограммами

В Комсомольске-на-Амуре за каждой командой был закреплён комсомольский работник. Девушка, принимавшая наших земляков, пригласила их в пионерский лагерь. Дети с восторгом слушали наших мотоциклистов. А потом таганрожцы попросили помочь им собрать кедровые орехи: лагерь был окружён тайгой с уходящими в небо кедровыми соснами.

С пятерыми героями ралли «Родина» в тайгу отправили пятерых провожатых – пионеров лет по 12. И теперь уже пришла пора восхищаться таганрожцам: каждый из подростков сначала полез ввысь по вертикальному стволу, а потом стал ходить, как по канату, по растущим горизонтально ветвям. Ребята нарвали и натрусили столько шишек, что получилось полтора мешка кедровых орехов.

Благодарные таганрожцы подарили ребятам свои походные складные охотничьи ножи с фиксаторами (конечно, по секрету от администрации лагеря). Пацанята, со своей стороны, вручили… двух бурундуков. Совсем ручных, привыкших жить за пазухой.

– Когда наше путешествие закончилось в Ростовском аэропорту, меня подняли на руки, стали подбрасывать. Подбросили три раза. Поймали только два, – шутит Надлер. – На третий раз бросились ловить вылетевшего у меня из-за пазухи бурундука.

Но триумфатор Надлер остался невредим. Наверное, в силу своей лёгкости:
– Я сбросил за эту дорогу 12 килограмм, – признаётся он.

В Таганроге один из бурундуков сразу получил прописку в детском саду, а второй сначала покочевал по семьям участников ралли, а потом поселился в живом уголке. Казалось бы всё, накатались. Но в следующем, 1968 году наши ребята съездили в Крым: через Мариуполь – туда, и на пароме через Керченский пролив обратно.

Участниками мотопробега «Ралли «Родина» были, в основном, комсомольцы. Владимиру Надлеру тогда было уже 34, он для остальных был «дед»; именно так его и называли. Но он всегда с молодёжью. Душа у него не стареет.

Антон Словаков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *