Соседка старца Павла

Разрушающая душу зависть ныне разжигается со страшной силой. Реклама призывает нас к покупке того, что заставит окружающих завидовать нам. Зоя Александровна Прозоровская никогда не стремилась к тому, чтобы ей завидовали люди; да и сама, как бы ей ни было тяжело, никому не завидовала. Наверное, это и помогло ей прожить на нашей грешной земле без малого 103 года.
Самородок из Донбасса

В Таганрог из родного Донбасса она приехала 80 лет назад, все эти 80 лет прожила в доме № 101 по переулку Тургеневскому, прямо напротив кельи святого Павла Таганрогского. Дом построил её муж, заработавший туберкулёз, умерший после войны; Зоя Александровна 70 лет была вдовой.

После освобождения Таганрога приближала победу в артели «Победа». После войны трудилась в железнодорожной больнице – санитаркой в туберкулёзном отделении, кухонной рабочей, помощником повара, поваром.

Сама с детства привыкла к недоеданию, но старалась всегда всех накормить – родных, знакомых и даже незнакомых. А постоянный голод она испытывала к знаниям, много читала, проводила селекционные и другие научные опыты у себя в саду, особенно после выхода на пенсию. Невестка отметила, что, если бы у Зои Александровны были для этого условия, – быть ей профессором биологии. К мнению невестки стоит прислушаться: она работала старшим научным сотрудником советского отдела Таганрогского краеведческого музея, собирала материалы о выдающихся современниках-таганрожцах, в том числе об учёных.

Сама Зоя Александровна образования получить не смогла. Но мечтала о высшем образовании для обоих своих сыновей. Они её мечту перевыполнили: оба окончили ТРТИ. Старший, Виктор, стал кандидатом наук, доцентом, младший, Евгений – доктором наук, профессором.

У неё были хороший голос и музыкальный слух. По выходным, когда трудилась дома и во дворе, бывало, пела – на русском и украинском языках. Соседка, тоже работавшая в железнодорожной больнице, рассказала об этом коллегам. Зою Александровну просили принять участие в праздничном концерте – спеть на сцене. Но она постеснялась. Когда внуки учились в музыкальной школе, самостоятельно освоила азы музыкальной грамоты, а музыку на фортепиано подбирала на слух.

«Свет и жизнь»

Счастливой порой стала пенсия: внуки, дом и сад, базар и телевизор… А больше всего любила помогать родным. Впрочем, помогала она не только родным. Когда ей было 90 лет, соседка оставляла ей малыша-сынишку, чтоб не водить его в ясли. Муж ругал молодую, такую смелую жену: «Ты что, с ума сошла? Бабушке Зое – 90 лет!» Мальчишка вырос очень добрым, заботливым и работящим, прямо как бабушка Зоя; наверное, не без её влияния. Ну и как тут не согласиться с тем, что главное – не кровь, а дух?..

До того, как слечь, держала котов, которые сменяли друг друга; кормила же не только их, но и бездомных собак и кошек, и воробьёв, и прочих пернатых.

А слегла она после 101-го года, преодолев тяжёлую болезнь. Она была лежачей. Но и садилась. И это была полноценная жизнь. Первые месяцы приходилось кормить её с ложечки. Но потом сын сделал ей специальный стол, и она, сидя в кровати, стала кушать сама. И за этим же столом периодически читала. Полюбила книги о святых, которые внук приносил ей из библиотеки Православного центра семьи и молодёжи – детские книги с большими буквами. А настольной у неё стала книга протоиерея Александра Меня «Свет и жизнь», подаренная одной доброй женщиной. Отец Александр писал её будто специально для Зои Александровны: она нашла в ней ответы на давно мучившие её вопросы о Боге и мире.

Она принимала гостей, общалась по телефону и скайпу. Любила слушать песни по ноутбуку, из интернета. Особенно часто заказывала есенинское «Письмо матери». «С каждым днём слабеют мои силы» – повторяла она. Это, действительно, было про неё. Поэтому и наладить общение с её любимой природой не получилось. Сын сделал пандус, чтобы крыльцо не мешало выезжать на инвалидной кресле-коляске во двор и сад, но воспользоваться всем этим получилось лишь трижды: слишком уж трудно давались бабушке даже такие прогулки. Так что приходилось ограничиваться полномочными послами живой природы – цветами в вазоне на трюмо.

Слуга всем

Она всегда очень любила познавательные телепрограммы, прежде всего – «В мире животных». Любила и юмористические телепередачи. А вот у неё самой юмор, очень светлый и добрый, проявился лишь в последние годы.
Даже в последние месяцы земной своей жизни с песней она не расставалась: пела лёжа. Голос, хоть и ослабел, оставался звонким; слышала она всё хуже, но музыкальный слух сохранился. Когда к ней приходил младший из пятерых её внуков, Миша, они, бывало, пели дуэтом «Катюшу». Наряду с внуками, её проведывали все пятеро правнуков, точнее – четверо правнуков и её любимица правнучка, малышка-Катюша.

Уже на поминках один из внуков отметил, что она едва ли не до последнего дня своей земной жизни заботилась об окружающих, помогала ближним, прежде всего внукам, – и материально, и морально.

Другой внук, уже после поминок, с удивлением вспоминал, какое у всех провожающих её в последний путь было умиротворение: очевидно, её светлая душа с её всепрощающей любовью ко всем вокруг не просто присутствовала, но и продолжала влиять на окружающих.

А ещё один внук, ещё на поминках, делился воспоминаниями о том, что бабушке до глубокой старости трудно было не помочь тому, кто трудился рядом: «Не привыкла быть барыней» – объясняла она.

Она привыкла быть всем слугою. Хотя Евангелие от Марка никогда не читала. И в храм не ходила. Точнее, в раннем детстве бывала там с мамой: «Батюшка с ложечки сладенькое давал» – вспоминала она свои причастия – первые и последние.

Однажды, в подростковом возрасте, когда была на кладбище, Зоя повстречала там какую-то бабушку. Та попросила Зою помянуть усопших, съесть ложечку колева. «А теперь перекрестись» – когда Зоя это услышала, она пыталась послушаться, но не смогла: рука как будто одеревенела. Такая была сила атеистической пропаганды.

Сила Бога

До старости Зоя Александровна Бога вспоминала нечасто. Хотя слышала, например, про родного деда своего мужа, диакона Иоанна Сахновского, служившего в таганрогском Успенском соборе, отца 12 детей, который любил, выпив чарку, пританцовывая, спеть: «Все мы – люди грешные! Только Бог без греха!»

А как-то, когда Зоя Александровна Прозоровская ещё работала в больнице, она приютила на ночь незнакомую бабушку, приезжавшую в Таганрог поклониться почившему в бозе старцу Павлу. У Зои Александровны тогда была беда – долго не заживали болячки между пальцами на руках; медицина, на службе у которой Зоя их заработала, помочь была бессильна.

Странница вызвалась помочь. Хозяйка, чтоб её не обидеть, не стала отказываться. Старушка шептала молитвы, ставила крестики на болячках Зои Александровны, а та старалась не выдать своего отношения ко всему этому: она-то совершенно не верила, что всё это ей хоть как-то поможет. На следующий день паломница, оставив гостеприимной хозяйке в подарок иконку, уехала. Каково же было удивление Зои, когда она обратила внимание на свои руки и не увидела даже следов от своих ран.

– Бог мне всегда помогал. Хотя я Его и не просила. Я и не знала про Него, – признавалась бабушка Зоя в старости.

Незадолго до 101-го года Зоя Александровна стояла у окошка и смотрела на улицу. Она любила наблюдать за жизнью, которая там протекала. И тут из расположенной прямо напротив её дома кельи святого старца Павла вышел бородатый дедушка, подошёл поближе к её дому, стал ей делать какие-то знаки – то ли звал её, то ли хотел к ней зайти… Она не стала ему отвечать, отошла от окошка. Внучок-дурачок, услышавший от неё этот рассказ, шутил, что какой-то дедушка звал бабушку замуж. А, между тем, кто ж это был? Не святой ли старец Павел Таганрогский?..

Сон

21 октября, за 40 дней до бабушкиного ухода, её внук возвращался из Свято-Никольского храма, где после службы священник рассказал прихожанам о связанном с войной на Украине углублении раскола во Вселенской православной церкви. На пересечении улицы Шевченко и переулка Украинского женщина ухаживала за своей клумбой с хризантемами. В ответ на просьбу о веточке для бабушки добрая женщина срезала едва ли не половину своих цветов, пояснив, что, если в одну вазу не поместятся, можно поставить и в две. Но ваз получилось три. Бабушка Зоя порадовалась цветам.

А вот из-за войн, в том числе из-за нынешней войны в её родном Донбассе, она очень огорчалась и переживала.

Люди говорят: Бог наказал. А разве Бог войны устраивает? – с горечью замечала она.

Незадолго до своего ухода бабушка Зоя увидела удивительный сон. Она преодолевала какой-то нелёгкий путь. Но её всё время поддерживала какая-то добрая женщина. В реальной жизни бабушка Зоя привыкла быть опорой и поддержкой для других. Но во сне помощь своей благодетельницы Зоя Александровна принимала с радостью и благодарностью. И проснулась она просветлённая. Только вот мучилась вопросом: «Кто ж эта женщина, где я её раньше встречала?» Прозрение пришло при взгляде на икону Пресвятой Богородицы: это была Она.

В последние годы своей земной жизни Зоя Александровна и нательный крестик не снимала, и молилась много – просила Бога своими словами, в основном о других, не о себе.

26 декабря ей исполнилось бы 103 года. Она до них не дожила 24 дня.

Владимир ОВЧАРОВ

 

 

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (918) 895-78-18 (Viber, WhatsApp).
Звоните, если хотите предложить интересную тему или задать вопрос представителям власти.
Подпишитесь на нашу группу в Инстаграмме.
Наше издание в соцсетях: ОдноклассникиFacebookВКонтакте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *