Укрощение любимых

Думаете, дрессировщик – это суровый человек с кнутом и громовым голосом, которого дрессируемые звери боятся как огня? Как выяснил «Таганрогский курьер», познакомившись с цирковой дрессировщицей Мариной Руденко, в современном цирке всё совсем не так. Самый главный секрет успеха в том, что всех своих воспитанников – а их около десятка – Марина просто любит. И леопардов, и крокодилов, и даже змей. Что же им ещё остаётся, кроме как отвечать своей укротительнице взаимностью и повиноваться? Ведь устоять перед любовью не может даже самый опасный хищник.

Марина Руденко вспоминает, что первый раз попала в цирк, когда училась в первом классе. Жила в Краснодаре, пришла с мамой на представление и была очарована цирковой атмосферой. Вышла заворожённая и сказала, что хочет выступать в цирке. Родители стоматологи, в свою очередь мечтая, что дочь последует в выборе профессии их примеру, поясняли Марине: дескать, в цирке могут работать только дети цирковых артистов. Но это не помогло.

– Однажды подружка мне говорит: записалась для похудения в цирковую студию, – рассказывает Марина Руденко. – А я в то время ходила в музыкальную школу. Бросила музыку, пианино и с того дня занималась в студии, потом закончила цирковое училище, и меня взяли в воздушный аттракцион. Работала воздушной гимнасткой, но всегда нравились животные. Особенно интересно было пообщаться с необычными существами. И однажды я взяла домой крокодила. И змею.

– Родители порадовались?

– В это время я жила уже самостоятельно. Этот первый мой крокодил и змея были из зоопарка. Крокодил маленький – метра полтора. Постепенно узнавала его повадки, кормила.

– Страх был? Не пугала вас зубастая рептилия?

– Не было никакого страха. Был интерес к такому древнему существу. Конечно, я была аккуратна, понимала, что это хищник, что он меня может укусить. Оттого, что и сам боится. Надо было находить с ним контакт. Потом второго крокодила завела, третьего… И так появилось у нас шесть крокодилов. Самый крупный – около трёх метров длиной по имени Геннадьевна.

– Какое интересное имя…

– Ну, это сначала Гена был, а потом специалисты посмотрели и говорят: какой же это Гена? Пол у крокодилов непросто определить, вот и вышла ошибка. Так и оказалась – Геннадьевна. Такие вырастают до семи метров. Если у неё будет побольше аквариум – вырастет быстрее, но будет сложно перевозить, хотя для зрителей, конечно, это очень зрелищно.

– Чему можно научить крокодила?

– Крокодилы не поддаются дрессировке, их не научишь сальто и прыжкам. Но они в цирке вызывают большой интерес уже потому, что многие не видели таких экзотических животных и на них интересно даже просто посмотреть. Геннадьевна просто ходит рядом со мной, кстати, ей нравится выступать, охотно выходит на арену.

– Бывали случаи непослушания?

– Ну, какое непослушание?

– Например, не захочет идти.

– Если не захочет, выходят ребята, забирают и уносят.

– Это опасно?

– Никогда никого не укусила. Но всё-таки, что она ручная – нельзя сказать. Может показывать характер. Вообще, животные у нас делают то, что им нравится. Когда-то в СССР был метод «забивания». Сейчас всё иначе, мы их как детей воспитываем – что хорошо, что плохо… Например, каждая репетиция с леопардами – это игра, которая доставляет им удовольствие.

– Как у вас первая встреча с этими котятами произошла?

– Лео – тот, который на фото на афише, и Джойка – оба рождены в зоопарках. Джойку мама бросила, и он мог погибнуть, но мы его выкормили козьим молочком. Врачи говорили – он не выживет, но я делала всё возможное, была с ним днём и ночью, так что дочь даже мне говорила: мама, ты леопардов любишь больше, чем меня! Полгода понадобилось, чтобы его выходить. Сейчас он в отличном состоянии, хороший котик, катается со мной на качелях.

– Правда, что животные сейчас являются собственностью дрессировщиков, эдаким движимым имуществом?

– Да, лично у меня они в собственности, я их купила сама и воспитала. Это, конечно, и большая ответственность. Некоторые берут таких животных и потом не могут с ними справиться; не понимаю, как можно взять леопарда в квартиру. Он вырастет и уже в полгода начинает проявлять свою натуру хищника.

– Чем кормите?

– Свежезабитыми кроликами, говядину хорошую покупаем, плюс витамины для шерсти и суставов.

– Леопарды доверяют только вам? Сможет с ними кто-то другой поладить?

– Леопарды по натуре своей однолюбы, привязаны только ко мне и никто не сможет с ними найти контакт, если не начинали вместе с детства.

– Как возникают идеи трюков?

– Используется то, что сами животные охотно делают. Нравится Лео на качельке летать, вот он и летает со мной. Джою интереснее лазать по канату, больше акробатика по душе. В общем, развиваются естественные склонности.

– Как переносят переезды? Ведь выходит, большую часть жизни в фургонах проводят?

– Нет, мы всего раз в месяц переезжаем. И они уже привыкли к этому, другой жизни и не знают. В природу выпусти – не будет себя чувствовать так хорошо, как здесь. Я к ним захожу, и почешу, и массаж сделаю, и поиграю. Приезжаем на новое место, расставляем вольеры, создаём все необходимые условия, начинаем репетировать программу. Между первым городом и вторым – две недели перерыв.

– Перед Таганрогом где выступали?

– В Оренбурге.

– В Таганроге до вашего приезда с гастролями этим летом уже побывали два цирка. Как вас принимает публика?

– В Таганроге очень хорошие благодарные зрители, принимают с восторгом. Цирки, которые были – шапито. Мы – стационарный. Построен постоянный купол.

– Кстати, как на ваш взгляд всё оборудовали?

– Вполне нормально. Теперь в городе есть условия для постоянных выступлений. К вам смогут приезжать разные цирковые программы.

– Говорят, что животные и их хозяева со временем становятся в чём-то похожими друг на друга. Вот у вас крокодилы, змеи, леопарды…

– Не знаю, на кого я больше похожа. На змею, вроде, нет.

Виктор ГАЛЬПЕРИН, фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *