Жюри «Мельпомены» приедет в Таганрог оценить спектакль Молодежного театра

Таганрогский Молодежный театр со спектаклем режиссёра Сергея Чехова «Как Зоя гусей кормила» 27 февраля принимает участие в театральном фестивале-конкурсе «Мельпомена». Фестиваль проводится с 1997 года, и в нём традиционно участвуют профессиональные творческие коллективы Ростова и области. В конкурсных номинациях будут отмечены: лучшая режиссерская работа, лучшая мужская и женская роль, лучшая мужская и женская роль второго плана, лучшая работа сценографа, лучшее музыкальное оформление спектакля и многие другие. Оценивать работы станут известные деятели театрального искусства Дона.  

В кинематографе есть понятие «кино не для всех», или «другое кино», то есть экспериментальные фильмы, которые сняты в специальной манере для определенного, искушенного зрителя. Что касается театра, то эта грань несколько стёрта, точнее у зрителей, как мне кажется, есть желание её преодолеть. В таганрогском Молодежном театре появился как раз такой «другой» спектакль.  

Театр Наций под руководством народного артиста России Евгения Миронова проводит выездные экспериментальные творческие Лаборатории с участием режиссеров, педагогов и критиков. Эскизы спектаклей, созданных в Лаборатории, при дальнейшей доработке пополняют репертуар театров. В конце прошлого года местом проведения Лаборатории стал таганрогский Молодежный театр, а участниками Лаборатории – уже хорошо знакомые и новые актеры. Эскизы спектаклей были представлены на суд таганрогского зрителя, которому было предложено принять участие в обсуждении показанных работ, а затем голосованием определить их дальнейшую судьбу, выбрав один из двух вариантов: «продолжить работу» или «забыть, как страшный сон». Так, одним из выбранных спектаклей был спектакль московского режиссера Сергея Чехова по пьесе Светланы Баженовой «Как Зоя гусей кормила», за который проголосовали «продолжить работу» 42 человека и «забыть, как страшный сон» 6 человек. 

Молодежный театр взял его в постановку, но при этом изменил площадку, предложив зрителям спуститься под сцену, в темный небольшой подвал, где с трудом разместились несколько десятков человек. Входя в тесное пространство, действительно переживаешь некоторую клаустрофобию. Атмосфера нагнетается еще и тем, что зрителей встречает один из героев спектакля Плоцкий (Владимир Волжин) – с обнаженным торсом и в длинной черной  юбке. Он неподвижно стоит с подсвеченным снизу лицом. За неделю репетиций режиссёр Сергей Чехов создал совершенно необычный мир, в котором актеры ориентированы на небытовое, магическое существование. Зритель может ощутить это, оказавшись в странном вакууме между двумя мирами (жизнь и смерть) вместе с героями спектакля «Как Зоя гусей кормила». 

История Зои Марковны очень обыденная, о почти столетней старухе, которая никак не может умереть и мучает своего великовозрастного сына. Зоя в исполнении Екатерины Андрейчук – это бесполое существо. Она помнит только о том, что сына вырастила одна, и о том, что, как женщина, себя похоронила. Вся её жизнь умещается в рассказ о воспитании несчастного Владимира, который повторяется несколько раз, и слушать его с каждым разом все страшнее, а также о том, что когда в их деревне человек не мог умереть, его отправляли «гусей кормить».  

В начале спектакля Зоя Марковна в мешковатой одежде смотрит в объектив камеры и произносит невнятные звуки: напротив зрителей, по центру площадки, стоит телевизор, дающий крупные планы с видеокамеры. Мимо Зои Марковны вправо-влево под жуткие звуки колыбельной ходит ее сын, Владимир (Константин Илюхин) и совершает повторяющиеся действия. Они не общаются друг с другом уже давно, ни про что. Жизнь замерла и в нем, и в ней. Слова вяло перелетают от одного к другому. Время как будто замыкается в кольцо, ещё задолго до окончания пьесы. Замкнутое пространство, повторяющиеся действия, навязчивые шумы и бесконечная колыбельная – все это создает абсолютно жуткое, и как будто бы предсмертное пространство. 

Когда энергичный друг Владимира Плоцкий (Владимир Волжин) пытается оживить друга, женив его на деревенской девице Жене (Светлана Малахова), оживляется и Зоя. Ее мучает ревность и желание прогнать девушку из дома. Зоя Марковна не может смириться с потерей сына и строит Жене всякие козни. Владимир же, напротив, обретает смысл в жизни.  

Диалоги Жени и Владимира напоминают искусственное дыхание. Для них начинается рай, который спустя недолгое время разрушит Плоцкий. Когда Владимира не будет дома, Плоцкий воспользуется ситуацией. Зритель не сразу понимает, что страшная сцена во время монолога Плоцкого – это сцена насилия над Женей. И она уходит из несостоявшегося рая, также как и пришла – обратно залезает в тесную полку, из которой вылезла вначале спектакля.  

В конце спектакля Зоя Марковна опять сидит напротив телевизора и смотрит в объектив камеры под повторяющиеся звуки колыбельной. Время окончательно замкнулось в кольцо и остановилось. 
 

Наталья ЖАРКОВА, фото Виктории БАРВЕНКО 

_____

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (918) 895-78-18 (Viber, WhatsApp).
Звоните, если хотите предложить интересную тему или задать вопрос представителям власти.
Подпишитесь на нашу группу в Инстаграмме.
«Новый таганрогский курьер» в соцсетях:  Одноклассники,  Facebook,  ВКонтакте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *