Зураб Нанобашвили вырастит в Таганроге новый «Вишнёвый сад»

Художественный руководитель Вологодского драматического театра Зураб Нанобашвили планирует поставить в Таганроге обновлённый «Вишнёвый сад». Таганрогские зрители, у которых уже была возможность познакомиться с творчеством этого режиссёра, смогут увидеть новый спектакль уже в сентябре.

— Впервые я ставил «Вишнёвый сад» в Таганроге в 2009 году, — вспоминает Зураб Анзорович о том, как начиналось его сотрудничество с Чеховским театром. – В Таганрог меня пригласил художественный руководитель театра Сергей Герт, с которым мы познакомились на фестивале «Голоса истории». Он видел несколько моих спектаклей и раньше, и вот я получил приглашение поставить «Вишневый сад». Я это сделал, потом мы договорились о последующих работах, но был большой перерыв, так что лишь в 2016 году я поставил в Таганроге «Сон в летнюю ночь» и пообещал поставить «Метод», но в 2017-м — не смог, так что премьера «Метода» состоялась уже в 2018 году.

— А теперь возвращение в «Вишневый сад»…

— Да, но просто возобновить спектакль не получится. Другой актерский состав – в театре сейчас нет тех актеров, которые играли некоторые роли тогда — в том спектакле. И главное — акценты уже смещены, время стало другим, градус отношения к каким-то вещам тоже изменился. Так что нынешний «Вишнёвый сад» будет новым спектаклем, в котором и сад изменился, и люди. Трофимов — более агрессивный. И смерть ребенка по-другому сейчас воспринимается в современном информационном потоке. Может быть, я страшные вещи говорю…

Современный театр переживает упадок, от того что он утратил с одной стороны, чувство трагического и комического — с другой. Театр порвал связь с торжественностью. Перестал быть опасным. Кроме того, он утратил, чувство настоящего юмора и способность физического и анархического разрушения смехом. Порвав связь с духом глубокой анархии, он стал схематичным и высокотехнологичным, потеряв на этом пути разрывов, самого главного, Человека.

Но мало ли, что я могу вам рассказать, дело режиссера — засучить рукава и репетировать, показать то, что будет «на выходе», а не рассказать, лежа на диване, свою историю. Артист ведь тоже может хорошо играть в воображении, лёжа, но надо вставать и работать, долго репетировать, потом выходить на площадку и жить каждый раз, как в первый.

— Насколько вы участвуете в создании аудиовизуального ряда ваших работ, или целиком доверяете это профессиональным художникам, звукорежиссерам?

— Конечно, я во всё вмешиваюсь. И в световое, и в музыкальное, и в художественное решение спектакля. Чаще всего сам сочиняю декорации.

— Каким будет звукоряд нового «Вишнёвого сада»?

— Может быть, оставлю старые записи оркестра Александра Гуревича, который записывался прямо на сцене театра специально для этой постановки. Я принес Александру Николаевичу мелодию одной старой песни, и мы на эту тему делали очень много импровизаций. Писали отдельно флейты, отдельно скрипки – двое суток работали, и в итоге эта мелодия приобрела разный характер. В новом спектакле я хотел бы оставить тот звук.

— В каком жанре вам наиболее комфортно, интересно работать как режиссёру?

— Каждая тема требует своего выбора. Бывает, когда я придерживаюсь концепции классического репертуарного театра. Совсем другое — современная социальная пьеса, которая отображает сиюсекундное существование человека, его сегодняшние, теперешние страсти и ошибки. Работаю в самых разных видах театра от драматического, до оперного, музыкального. У меня и там есть пробы — большая оперетта «Весёлая вдова», водевиль «Ханума», мюзикл «Аладдин». Всё это мне интересно. Я не привязан только к своему театру, в котором служу. Хотя, конечно, большинство спектаклей, которые идут здесь, мной поставлены.

Когда берешься за спектакль, через призму этих людей и проблемы начиная рассматривать жизнь, иногда следуешь воле драматурга, а иногда сочиняешь абсолютно свою пьесу. Как, например, в случае с постановкой «Святая обитель», которую я выпускал в Вологодском кремле на фоне большого старинного Софийского собора. Там пришлось делать свою пьесу.

Сейчас спектакль «Земля крови» по пьесе Леси Украинки — это тоже импровизация. Премьера состоится на территории Кирилло-Белозерского музея-заповедника 25 и 26 июня на фестивале «Голоса истории». 27 июня — закрытие фестиваля, а уже с 1 июля начинаю репетировать в Таганроге «Вишневый сад». Поработаем до начала августа, когда таганрогский театр уйдёт в отпуск, потом вернусь в свой театр — запущу новую работу, а в сентябре вернусь в Таганрог уже на выпуск.

— Это ваш обычный творческий график?

— «Метод» я выпускал за 20 дней. Пять дней читали, потом я уехал на месяц – выпускал спектакль у себя, потом вернулся и за 20 дней мы сделали всё – и декорации, и видеоряд, и освоение сцены. Ведение этого спектакля светом и звуком происходит за закрытым занавесом, приходится работать точно по репликам, при этом создавая импровизационный характер игры. Репетиции продолжались по 8-10 часов в день. Игра – действие, ради достижения цели, а цель, бог знает… может оказаться и большой ошибкой в конце. Как вся наша жизнь — к чему-то стремимся, стремимся, стремимся, а потом – раз и ничего…

— Вы работаете не только как режиссёр, но и как преподаватель актёрского мастерства. Что для вас служит источником такой огромной работоспособности?

— Сам не понимаю… Наверное, это от боязни жизни в провинциальных городах, страха забронзоветь, стать памятником самому себе. От этого — много проб и большое желание делать разнообразную, разножанровую работу. А что касается педагогической деятельности, знаете – я не считаю себя педагогом. Я — старший коллега, который немного больше знает, немного больше может… А удаётся ли это передать — не знаю. Надеюсь, кому-то удается – тому, кто сам готов учиться.

Беседовал Виктор ГАЛЬПЕРИН

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *