Через год была Победа, или домашний архив Барковых, как музейная ценность

В историческом здании ЦГПБ им. А.П.Чехова (ул. Петровская, 96), в холле цокольного этажа установлена застеклённая витрина. Мимо нее в последнее время проходят многие; и едва ли не каждый перед этой витриной останавливается: что-то сердце цепляет. Может, пожелтевшие листы, может, выразительные детские фотографии.

На четырех полках – предметы, говорящие о Великой Отечественной войне и о Великой Победе. Здесь – не только книги, но и фотографии, письма с фронта и на фронт, рассыпанная махорка, как неотъемлемая часть солдатских будней, поржавевшая каска. Календарь.

«Выставка хоть и небольшая, – рассказывает ее автор, заведующая отделом дореволюционных и ценных изданий библиотеки Елизавета Шапочка, – однако собирали ее из разных источников. Здесь книги читального зала, нашего отдела, но самыми сердечными и ценными стали документы из личного архива сотрудника библиотеки Марины Владимировны Барковой. Это — история детства ее отца Владимира Петровича Баркова и погибшего деда Петра Романовича.

Вот на предвоенном фото — семья, о каких люди говорят «золотая», – продолжает Елизавета Алексеевна. – Мы видим главу семьи, Петра Романовича Баркова, воентехника 2-го ранга, жену «Лизочку» и «сынков Вовочку и Рудичку». Папа в военной форме, а братья в белых рубашках с бабочками, мама – счастливая красавица. В центре витрины — письмо с красивым почерком и детские ученья письма: «мама, папа, Лиза, Рудик, Вовик, Барков». На обороте листа – панорама битвы – танки с красными звездами бьют по самолетам с крестами и, как показывает дым, победно. Мир побеждает войну, потому что внизу листа мы видим дом с цветами на окне, дерево и человечка с флажком. И подпись: от Вовика. А что же в письме сообщил папа?! Что он пока в Новороссийске, но «наверное скоро уеду в другое место… Колесников убит, а Крылов Петя, то он попал в плен к немцам и наверно его замучили. Много еще кто погиб. Криулин и Щербаков пока здесь со мной. Акулов наш был ранен и, наверно, уже нет в живых»…

Рядом с письмом — еще фотография семьи, но уже без папы. Рудик сидит на высоком стуле, как и полагается младшенькому, а «Вовик», крепко расставив ноги в сапожках, заложил руку за портупейный ремень. Он – в военной форме и в пилотке с красной звездой. На оборотной стороне находим щемящую запись: «Вове 9 лет, 6 месяцев и 23 дня. Рудику 5 лет, 8 месяцев и 12 дней. 23/ XII – 1945 г. Тбилиси». И как было маме Лизе не сосчитать жизнь сыновей до месяцев, дней, если вокруг было столько смертей! Не вернулся с фронта и муж Петр Барков, он, «находясь на фронте Великой Отечественной войны, 24 апреля 1942 г. пропал без вести», – зачитала с четвертинки листа Елизавета Алексеевна Шапочка сообщение майора Ананьина.

Отрывной настенный календарь. За 1944 год. Дни никто не отрывал. Календарь остался цел. Он открыт на 9 мая. «День Победы» надписано поверх даты пожирнее перьевой ручкой. Долгожданный День Победы настал!

Владимир Прозоровский, фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *