Скрытые возможности бюджетного финансирования

Официальный рабочий день в административном здании уже закончился, но из-за двери с табличкой «Управление по управлению ремонтом дорог» доносились возбуждённые голоса. Там происходило закрытое заседание рабочей группы, срочно сформированной после того, как в дорожных выбоинах активная общественность стала вбивать колья с портретами городского начальства.

«Есть результаты сегодняшнего мониторинга состояния дорог? – сурово вопрошал подчинённых руководитель по фамилии Нехайлов. – Я должен знать, не появились ли где новые таблички?!», – уточнил он, что именно требуется мониторить.

«Никак нет!» – хором отвечали блондинки из отдела мониторинга, отчего-то зардевшись под грозным начальственным взглядом.

«Нет, говорите? А я вот что вижу! – потряс большим смартфоном с открытой страницей в соцсети начальник Сектора углубления проблем. – Уже жители выложили новые фото – вот на улице Немалорытвинской – полюбуйтесь, пожалуйста! Плюс – в переулке Пятом Ноголомном – аж два новых портрета. А у вас всё спокойно!»

«Ну как мы в эту глушь доберёмся?! – захныкали блондинки из мониторинга. – Нам же расходы на бензин порезали в этом году вааще…»

«Бензин вам там зачем? Туда даже таксисты не едут, – жестко пресёк попытки оправдания Нехайлов. – Пешком! В народ!»

«Смотрите – ещё одно фото установили, пока мы тут спорим! – не отрывался от соцсети бдительный начсектора. – Итого уже трое уважаемых людей, можно сказать при нашем бездействии и попустительстве, торчат в каких-то ямах!»

«Погодите-ка, это как – трое? – заинтересовался Нехайлов. — Давайте-ка тогда всех по порядку, кто там ещё третий?»

«Сейчас… сейчас… – засуетился начсектора дрожащими пальцами по экрану. – Ну, вот смотрите: один наш самый главный начальник, вот второй …ээ... самый главный начальник… А вот – депутат по этому самому округу, где переулки эти Ноголомские…. Да, простите, не разобрал сперва – это же одно и то же лицо».

«Таак, пожалуйста, помедленнее, – подала голос заведующая городским центром финансирования. – Я же записываю. Сколько, где, кого… Нет ли, кстати, среди портретов в ямах какого-нибудь уважаемого лица из губернии?»

«Да вы что такое говорите!» – начсектора от ужаса выронил смартфон.

«А вам-то эти подсчёты зачем? – удивился Нехайлов рвению заведующей. – У вас от этого денег в казне не прибавится!»

«Опыт показывает, что как раз наоборот, – многозначительно полистала блокнот-ежедневник заведующая. – После прошлых 15 кольев с портретами мы получили от вышестоящего бюджета на ремонт дорог вот такую сумму, – она придвинулась вплотную к Нехайлову и со значением приоткрыла перед ним свой толстый блокнот. – Хотят, чтоб прекратилось это безобразие. Огласка-то какая!»

«Хорошая цифра», – явно впечатлился Нехайлов.

«Мы тут с коллегами подсчитали, раскинули, сколько за какой портрет выходит, – пояснила заведующая. Получается вот такая сводная табличка – блокнот перед Нехайловым раскрылся на очередном развороте. – Вот смотрите – тут чётко видно, за кого сколько дают. Мои аналитики-то не зря зарплату получают! А вот прогнозная разработка – масштабы роста выделения средств пропорционально повышению статуса лиц на портретах».

«Так! – побагровел Нехайлов. – Вы вот эти ваши прогнозные дела сразу удаляйте, чтоб их больше и не видел никто! Незачем нам на такие миллиарды замахиваться. Не жили богато, как говорится, нечего и прогнозировать… А вот данные по новым портретам нашего городского начальства давайте наверх передавать. Считайте, сколько ещё появилось. Срочно и точно!»

Блондинки вместе с начсектором по уши ушли в смартфоны.

Тем временем Нехайлов уже звонил начальнику ремонтно-транспортного цеха. «Скажите, а куда подевались таблички с портетами, которые вы из ям на дорогах на прошлой неделе повыдергивали? – тревожно спросил он. – Что значит – на уничтожение? Ну и что, что я распорядился? Да проверял я вас! Как вы могли даже подумать портреты наших главных начальников, наших руководителей – уничтожить?! Вы в своём уме? Это хорошо, что они ещё у вас в гараже. Конечно, вернуть! Да, расскажу куда втыкать. А впрочем, у вас эта информация уже есть. Откройте перечень адресов, где в позапрошлом месяце производился ремонт дорог. Вот там и ямы! Фотоотчёт мне сразу после втыкания».

«Ну, я всё равно тоже продолжу мониторить», – подобострастно пообещал начсектора.

«Продолжайте, – кивнул Нехайлов. – И сверяйтесь с Центром финансирования по общей сумме. Нам бы ещё миллионов на 50 на этой неделе повтыкать. На погашение кредита за прошлогодний асфальт. Есть ещё вопросы?»

«Да! Есть один небольшой, но важный, разрешите обсудить? – робко попросил молчавший до сих пор в углу пресс-секретарь. – Можно по-быстрому фото на некоторых колышках поменять?»

«Это как – поменять? – возмутился начсектора. – Фальсифицировать результаты народного волеизъявления?»

«Нет-нет, что вы, – замахал руками пресс-секретарь. – Будет то же лицо. Просто другой снимок. Он больше нашему главному начальнику нравится. Там глаза добрее и свет удачно падает – мы фотографа приглашали специально. Распечатаем сколько нужно экземпляров!»

«Хорошо, только свяжитесь с транспортниками, чтоб накладки не вышло, – предупредил Нехайлов. – А то напутаете чего-нибудь, знаю я вас. И главное – никаких сообщений прессе! Без этих ваших пресс-релизов всё ещё лучше получается!»

Виктор ГАЛЬПЕРИН

_____

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (918) 895-78-18 (Viber, WhatsApp).
Звоните, если хотите предложить интересную тему или задать вопрос представителям власти.
Подпишитесь на нашу группу в Инстаграмме.
«Новый таганрогский курьер» в соцсетях:  Одноклассники,  Facebook,  ВКонтакте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *