одно стихотворение одного поэта: Александр Месропян. Значимое отсутствие

Неоднократно, и в разных форматах я писала об Александре Месропяне – замечательном поэте и красивом человеке с печальным взглядом, по остроумному стечению обстоятельств поселившемуся в хуторе Веселый Ростовской области. Поэтому для разнообразия решила на этот раз поговорить не о нем, а о таком вызывающем много споров явлении, как стихи без знаков препинания.

Перечислить поэтов, которые сейчас пишут в так называемой «технике потока сознания» (без использования прописных букв и знаков препинания), более чем утопично; назову всего несколько имен: Алексей Цветков, Феликс Чечик, Дмитрий Строцев, Александр Месропян и многие другие. И ни они, ни отсутствие знаков препинания и ни, конечно, наличие знаков препинания – не нуждаются ни в какой мало-мальской апологии. Но кощунственно и абсурдно предположить, что в стихотворении без знаков препинания можно их безболезненно расставить. Хотя именно этим мы занимаемся под настроение на занятиях по стихотерапии (уже больше двух лет я веду группу в психиатрической клинике, а раньше я предлагала примерно то же самое на семинарах в домодедовском лито), дабы воочию убедиться в том, что стихотворение от такого обращения испортится, смысл его извратится и потускнеет. Дело в том, что текст, которому имманентно присущи знаки препинания, существенно отличается от того, который возник без них (а стихотворению всегда самому виднее, каким быть – это известно каждому, кто пишет), и в первую очередь – обращенностью к разным пластам сознания. Один «заточен» не игнорировать рациональное сознание, другой – поднимать глубинные пласты сознания. И в последнем уже на уровне поверхностной смысловой канвы больше измерений смысла. Вот, например, я предлагаю участникам группы внести корректорские правки в это стихотворение Александра Месропяна:

хлопчата бумажны девчата

                                              на вырост

разливы осеннего сада на вынос

а было ли звёздное небо над нами

так мы и не знали

И с первой же строки ясно, что отсутствие здесь знаков препинания дает возможность множественного взаимодействия слов: хлопчата бумажны (хлопчата – в противовес девчатам – сделаны из бумаги, в этом есть и непрочность, и некоторая недостоверность их существования, ирреальность), но, в то же время хлопчатобумажны – это название ткани, мягкой и натуральной, из которой сделаны девчата, и уже никакими силами не отделить определение от определяемого слова. К тому же девчата сшиты из нее «на вырост», что моментально делает их старше, больше (девочки обычно опережают мальчиков во взрослении). И в этом «на вырост» есть еще флер эротизма, который потом поддерживается подразумевающимся в подтексте кантовским нравственным законом внутри нас, о котором «и не знали» ровно так же, как о звездном небе у нас над головой. И вторая строка тоже никак не делится знаками препинания внутри себя, поскольку разливы осеннего сада это и почти водное пространство шелестящих деревьев, носящихся на ветру опавших листьев, и вино на вынос (не все, может быть, знают, что еще в советские времена успехом пользовалось вино с этим названием). Да и от первой строки вторая неотделима, поскольку
на вырост относится и к вину тоже, усиливая связь, данную в рифме на вырост – на вынос, делая дополнительный упор на юность, на то, что алкогольные напитки им употреблять рановато.

На вырост и на вынос ассоциативно приводят за собой третьего – на розлив, потому что именно так можно купить самое дешевое вино, отсюда разливы.

В тексте видна эта диффузия, взаимопроникновение слов, что характерно для поэзии как таковой, но без знаков препинания легче осуществимо. В свое время, Ю.И. Левин писал о том, что в стихотворении за счет единства и тесноты стихового ряда слова теряют свои очертания и распадаются на семы (мельчайшие единицы смысла), которые потом перераспределяются внутри поэтического текста, складываются в новые смысловые образования, соединяясь иначе, чем в непоэтической речи. Слова действительно здесь срастаются по иным законам, чем в линейной речи, протягивают друг другу новые руки валентностей. И это избирательное сродство иного порядка не отменяет прежнего, но усложняет его, поэтому у читателя рационального склада, к тому же привыкшего к определенным канонам, возникают естественные сложности. Но подчеркиваю – это сложности читателя, а не стихотворения. В стихах без знаков препинания (как я уже говорила, они иначе возникают и имеют свои особенности) внутренние связи слов, глубинные пласты смысла предельно обнажены, в них нам виднее, как все устроено, поскольку внешнее отодвинулось, наш оптический аппарат меняет фокус, и то, что в поэзии от поэзии, берется крупным планом.

Александр Месропян родился в 1962 г. в хуторе Веселый Ростовской области, где и живет. Работал учителем и корреспондентом районной газеты, занимался предпринимательством. В настоящее время — инженер АСУ сельского отделения Сбербанка. Книги стихов «Пространство Эроса» (Ростов н/Д, 1998), «Без матерьяльной основы» (Ростов н/Д, 2002), «Возле войны» (М., 2008), «Мы имеем право хранить молчание» (Таганрог, 2010), публикации в аналогии «Нестоличная литература», альманахе «Черном по белому», в журналах «Уральская новь», «Кто zdes'?», «Воздух», «Крещатик»,  ростовских коллективных сборниках, в интернете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *