Девять жизней кота Барсика

Домашний питомец часто становится полноправным членом семьи. Вот, например, в семье таганроженки Ольги Елитенко несколько лет назад появился кот Барсик. Будучи «дворянских кровей», жил Барсик обычной кошачьей жизнью. Территорию свою стерёг, уличных котов, забредавших на участок, гонял, время от времени уходил в загулы, лежал на батареях, любил ящики и коробочки – в общем, делал всё, что котам положено. А в декабре прошлого года один из членов семьи обнаружил на участке, прямо возле забора, кошачий труп.

Зрелище было жуткое. Всё тело искалечено, сломаны лапы, перебит хвост, а часть вовсе отрублена. Хозяйка Барсика уверена, что в содеянном виновны соседи. И на то есть причины – идёт раздел земельного участка, и Ольге приходится отбиваться от претензий соседей в судах.

Потерю любимца семья переживала очень тяжело. А потом произошло невероятное – через неделю кот Барсик явился домой. Живой, целый и невредимый! Оказалось, что обнаруженный на участке несчастный кот оказался не тем, за кого его, видимо, приняли живодеры, а лишь как две капли воды похожим. Настолько, что даже хозяева признали в нем своего кота.

Все вернулось на круги своя. Но спустя пару месяцев история повторилась. На том же месте опять оказался зверски убитый кот. Его снова подбросили через ограду.

«Опять не нашего, но очень похожего. Страшно вспоминать, но пришлось рассматривать труп бедного животного, чтобы убедиться. Видно, что над котом издевались, – с ужасом вспоминает Ольга. – Случилось это в промежутке одного часа, младший сын ушел на работу, я была в доме, слышала, что кот во дворе. На нашей территории установлена видеокамера, но именно этот участок она не захватила. К сожалению, за руку я никого не поймала. С соседями ни на какие темы мы не разговариваем, общаемся только через суд».

Ольга уверена, что соседи провоцируют её к скандалу и агрессивным действиям. Те, кто убивали котов, считает она, действительно не сомневались, что это был её питомец.

Люди и звери

«С первым котом мы были абсолютно убеждены, что он наш. И второй, точно такой же, только у нашего пятно на животе. Я понимаю, в каком мире мы живем, что может всякое случиться: машина сбила, собака напала, но тут, увы, точно видно – это сделал человек».

Кто бы ни был неизвестным пока живодёром, повод для беспокойства есть, и немалый. Психиатры констатируют, что жестокое обращение с животными, а тем более убийство – патология. «Это первый шаг к формированию убийцы вообще», – считает психиатр-криминалист Михаил Виноградов. Подобное говорил и Георгий Введенский, руководитель лаборатории судебной сексологии ГНЦ социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского.

«В данном случае особой принципиальной разницы нет. Животное – это деперсонифицированная жертва, у него нет человеческой личности, – пояснял учёный. – Животные неспособны дать сдачи, хотя, конечно, собака может укусить, а кошка – оцарапать. Они становятся первыми объектами, потому что более доступны, чем люди. Потом, в определенном проценте случаев происходит переключение на людей».

Случаи, когда животные становятся жертвами людских конфликтов, к сожалению, не редкость. Сколько домашних питомцев было отравлено соседями, которые когда-то при встрече улыбались, но потом даже здороваться перестали.

Понятно, что живодёры должны нести ответственность, благо в России появился закон об ответственном обращении с животными. Однако по прошествии времени становится понятно, что законодательство далеко не всегда готово защитить беззащитных.

К судье, или к психологу?

Оказавшись в подобной ситуации, сложно заглушить боль потери и гнев, действовать, руководствуясь исключительно здравым смыслом. Тем не менее, «Новый курьер» попросил практикующего юриста Николая Громова прокомментировать эту ситуацию с сугубо правовой точки зрения. Как определить, кто виноват, и что делать?

«Похоронить животное, поплакать и жить дальше», – советует поступить в подобных обстоятельствах юрист. Эти слова шокируют, но доказательств-то зачастую нет – лишь мотив и возможность. Однако попытаться поймать живодёра на месте преступления можно и нужно.

«Объективно – только застать за процессом и зафиксировать, – советует Громов. – Ручной ли камерой, телефоном, или камерой наблюдения – не важно. Но иначе никак. Впрочем, даже если у вас будет видео-запись, гарантий привлечения к ответу нет. А уж подозревать просто по наклонностям – вопрос скорее к психологу».

Дойдет ли дело до суда – вопрос не менее спорный, и даже в чем-то опасный: многие не подают, потому что не хотят связываться, боятся ещё худших последствий. Оправданно ли?

«В суд теоретически подавать иск по подобному поводу можно, – отмечает юрист. – Согласно ст.137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное. Следовательно, по закону повреждение или уничтожение животного есть уничтожение или повреждение имущества. Но у имущества есть некая стоимость, которая оценивается не эмоциональной привязанностью, а по закону об оценочной деятельности.

Цена жестокости

Грубо говоря, оценивается, сколько стоит купить такого кота или собаку. И если говорить о беспородных животных, которые зачастую раздаются просто «в хорошие руки», то потенциальный размер возмещения смехотворен. Моральный же вред возмещается сугубо на усмотрение судьи, но и в этом направлении цифры весьма скромны. Скажем, если человека полгода на работе фактически травили через вентиляцию опасными веществами (что доказано и установлено судом), он может получить, например, аж целых пять тысяч рублей.

Был случай, когда по результатам рассмотрения дела в областном суде, сумму возмещения увеличили вдвое от изначально установленной судом первой инстанции в 2,5 тысячи рублей. О каких суммах можно говорить в части домашних животных – можно только догадываться, но догадки эти отнюдь не радужные.

При обращении в правоохранительные органы, как замечает юрист, нередко реальным расследованием случаев гибели домашних животных никто не занимается. Всё заканчивается отпиской «виновное лицо не установлено, обращайтесь в суд в порядке гражданского судопроизводства». В итоге всё взаимодействие с живодёром идёт вне правового поля, и в случае мести может пострадать скорее нарушивший закон владелец погибшего животного, чем живодёр».

Поймай, если сможешь…

Итак, если ваш питомец хоть изредка бывает на улице – вы в потенциальной опасности. Вдруг он тоже чей-то двойник. Предотвратить преступление действительно могут камеры видеонаблюдения, причем на видных местах, чтобы живодёры понимали, что за ними ведут слежку. Камера в этом случае используется больше для предупреждения и устрашения, потому что сама видеосъемка может быть бесполезна в суде, так как осуществлена не в рамках уголовного права.

Чтобы уличить живодёра и использовать съемку против него, необходимо получить разрешение суда (санкцию), если речь идет о частной территории личного домовладения. В полиции вам тоже могут отказать, это уже вопрос просвещенности и квалификации сотрудника. Если столкнулись с фактом жестокости и органы внутренних дел отказываются возбуждать дело, ваш союзник – прокуратура.

Если, несмотря на все перечисленные меры, ваше животное пострадало от рук человека, привлекайте внимание общественности, так как есть надежда на благоприятный исход без криминала, в правовом поле.

«Если у вас будут доказательства и поднимется большой общественный резонанс, возможно, преступника оштрафуют», – прогнозирует Николай Громов.

Их нравы…

Строгая система штрафов и наказаний за жестокость в отношении животных применяется во многих странах мира. «Новый курьер» побеседовал об этом с Вероникой Веджвуд-Шабриной, которая ещё в 2009 году переехала из Таганрога в новозеландский Окленд. Разницу менталитетов в вопросах отношения к животным она видит колоссальную.

«Тут домашний питомец, как член семьи, люди обычно над ними трясутся как над еще одним своим ребенком. Если кто-то узнает и вызовет офицера, отвечающего за благосостояние домашних животных, то обязательно приедут, арестуют, и человек предстанет перед судом. Пишут статьи в национальной газете, если кто-то издевался над животным, или просто недостаточно хорошо за ними ухаживает. Недавно публиковалась история с заголовком: «Мужчине, который избил своего щенка метлой, запрещено владеть любыми животными на протяжении трёх лет». Мужчина «попался» камере уличного слежения. Суд приговорил его к 240 часам работ на благо общества, на три года запретил владение животными, выписал штраф на 340$ в пользу организации по охране домашних животных. Причём многие в комментариях к этой новости возмущались, дескать, три года запрета на владение животными мало, надо «дисквалифицировать» на всю жизнь.

Ещё один наш собеседник – Ксения Фурмалина, которая сменила Таганрог на Испанию. «Почти в каждом доме имеется собака, а то и несколько, – рассказывает Ксения. – Бездомных животных нет вообще на улицах, не встретишь ни одной кошки, собаки тем более. По городу специальные места, отведённые для дрессировки собак. Специальные урны для экскрементов».

Как сообщает информационный портал «Испания по-русски», в 2017 году власти Мадрида ввели наказание за жестокое обращение с животными и ненадлежащий уход в размере до 45 000 евро и запрет на правовладения домашним питомцем на срок до 15 лет.

Конечно, как известно, «хорошо там, где нас нет» и у других «трава всегда зеленее». Но ведь эту «траву» выращиваем мы сами. Так что всё же отечественным владельцам животных и зоозащитникам, пожалуй, стоит добиваться широкого общественного резонанса, коль скоро формальная законодательная база имеется. Для тех, кто потерял своих любимцев, это не вопрос денег, штрафов. Потерянное животное уже не вернешь. Но остаётся вопрос морали, общей безопасности и ответственности. И это, без преувеличения, касается каждого.

Редакция газеты «Новый таганрогский курьер» просит всех, кто оказался в подобной ситуации не просто «похоронить, поплакать и жить дальше», а рассказать о случившемся. Пусть уверенность мучителя в том, что «за это ничего не будет», сменится пониманием неотвратимости наказания.

Сделайте это, пока у Барсика не закончились его девять жизней.

Юлия Мирошникова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *