Лейтенант, который раскрыл банду

В прошлом номере «Новый курьер» начал публикацию очерка о полковнике Леониде Тришкине. Сейчас Леонид Николаевич возглавляет представительство МВД России в Армении по вопросам миграции, а службу начинал в Таганроге. В 1980 году Тришкин был назначен помощником дежурного ОВД Орджоникидзевского райисполкома г.Таганрога. А в 90-х годах ему удалось раскрыть первую банду, орудовавшую на Дону.

В конце 80-х в Таганроге и Неклиновском районе появилась банда, которая держала людей в страхе. Это была первая устойчивая преступная группировка. Возглавлявший тогда следственное управление УВД г.Таганрога полковник юстиции Сергей Чубенко доказал и настоял на том, что данная преступная группировка является «устойчивой, сплоченной, вооруженной бандой, созданной для нападения на граждан с целью завладения их личным имуществом».

Первым страшным преступлением бандитов стало убийство в Приморке. Как-то в электричке случайный попутчик рассказал некоему Владимиру Савченко, что у них в селе живет бывший бригадир рыбаков, торгует вкусной рыбой и хранит деньги в обычных стеклянных банках. У Савченко, выпускника Таганрогского авиационного техникума, сменившего 10 мест работы, денег не было. С колхозного рынка, где он числился продавцом-заготовителем, нерадивого работника уволили. Жена решила сама воспитывать их двоих детей и развелась с гулящим, пьющим бездельником. В 30 лет работать он не любил, а жить красиво, широко хотелось. И не только ему. Быстро собрал вокруг себя подобных. Приобрели малокалиберный револьвер кустарного производства, патроны к нему и нунчаки. Прикупили шапки, в которых сделали прорези для глаз, бельевые веревки, перчатки…

В ночь на 25 октября 1989 года впятером приехали к рыбаку. Издевались над ним и его сожительницей долго и жестоко. Виктора Шияна убили, а женщина скончалась через несколько дней. Так были «заработаны» первые деньги банды. Огромный куш по тем временам – 25600 рублей поделили между собой.
В этом разбойном нападении давний кореш Савченко Виктор Забашный по кличке Шмак не участвовал, так как находился в Закарпатье, но в дальнейшем он был не только активным участником, но и вдохновителем, притянув в банду своего дальнего родственника Юрия Рыбку. Только за два месяца – с 25 октября по 22 декабря 1989 года – было совершено пять бандитских нападений и три квартирные кражи.

Второе нападение они совершили на семью Гаджиева, которая снимала флигелек в Таганроге. Рыбка одел на голову подшлемник с металлургического завода, Забашный натянул на лицо шарф, прихватили револьвер, бельевые веревки, а вся выручка составила около 100 рублей, которые они тут же пропили.

На майские праздники 1989 года в селе Покровском Савченко с дружком оказались в гостях у гостеприимного грузина, работавшего бригадиром обувного цеха Неклиновского быткомбината. Уже тогда, увидев импортную видеоаппаратуру и другие ценные вещи, гости решили еще раз побывать по этому адресу. В ночь на 6 декабря, вооружившись пистолетом, обрезом, монтировкой и двумя ножами бандиты явились за добычей. Угрожали застрелить и зарезать хозяина, его жену и двухлетнего ребенка. Хотели угнать «Москвич», но не смогли завести. Заставили это сделать хозяина, развязали руки, и тому каким-то чудом удалось сбежать.

Банда Савченко вошла в раж. Никто из ее членов никогда серьезно не работал. Если бы в то время им не грозил срок за тунеядство, то не порхали бы они с одного места на другое. Здесь же они стали передовиками, только не социалистического, а криминального производства.

Через две недели после нападения на семью «цеховика» решили наведаться в дом кладовщика станции техобслуживания. Средь бела дня, в 11 часов, подъехали к таганрогскому дому по переулку 13-й, Новый. Заранее знали, что там лишь двое детей, но прихватили обрез охотничьего оружия, нож. Напуганных ребятишек поставили лицом к стене, приказали молчать и, осмотрев дом, взяли с собой «магнитофон иностранного производства «Голдханд», кассеты, прихватили даже духи с пудрой на общую сумму 1780 руб.

В тот же день «передовики производства» отправились еще на одно дело, в квартиру многоэтажного дома по ул.Калинина. Там жила обеспеченная семья Давыдовских, которая после случившегося эмигрировала за границу. Обманным путем они убедили женщину открыть им двери. Рыбка, первым ворвавшись в квартиру, свалил ее на пол, связал руки, набросил одеяло и приказал молчать. Несчастная онемела от ужаса не за себя, а за 8-летнего сына, спрятавшегося под кроватью. В этот раз бандиты сваливали в кучу не только деньги, аппаратуру, драгоценности, парфюмерию, но даже детские игрушки и вещи. В кармане пальто один из бандитов позднее обнаружил в целлофановом пакетике кольцо, сережки с бриллиантами и не обрезанной биркой-ценником. От сотоварищей тогда утаил эту находку. Общий ущерб семье составил 12133 рубля.

Помимо разбойных нападений, этой банде инкриминировались кражи из квартир, незаконное приобретение, ношение и хранение огнестрельного оружия. Уже в г. Дружковском донецкая милиция возбудила два уголовных дела в отношении Ю.В. Рыбки за незаконное приобретение и хранение наркотических средств, а так же их перевозку. При задержании у него были изъяты 24 грамма гашиша (анаши) и 137 граммов марихуаны (каннабиса). На суде ему так же пришлось отвечать за причинение телесных повреждений Ю.Н. Глазырину. На следующий день после двух разбойных нападений, 23 декабря 1989 г., пьяный Рыбка увидел на ул.Чехова мужчину и открыл прицельную стрельбу. Попал в живот и правую ногу. После бандиты, как крысы, разбежались в разные стороны.

Оставшиеся в живых жертвы давали разноречивые показания, но при этом велась большая оперативно-розыскная работа, и появились сведения, что разыскиваемый преступник Забашный находится в городе Шахты. Туда был откомандирован оперуполномоченный ОМ-3 г.Таганрога лейтенант милиции Леонид Тришкин.

Где затаился преступник, никто точно не знал. Вроде, в посёлке Артем у сожительницы, мальчик которой учится в начальных классах. Среди многочисленных вещдоков проходил японский магнитофон «Голдханд». По тем временам вещь престижная, дорогая и редкая.

Тришкин приехал в школу и долго убеждал директора помочь ему установить место проживания опасного рецидивиста, жестокого, циничного. Все учителя начальных классов согласились помочь и провели урок музыки, дав детям задание нарисовать, какие у них дома есть музыкальные инструменты, магнитофоны, телевизоры, радиоприемники. В одном из классов второклашка старательно изобразил разыскиваемый магнитофон, на котором как раз не хватало двух кнопок. Так был установлен адрес проживания Забашного.

При задержании двухметровый душегуб от страха за свою-то бесценную жизнь наложил в штаны. Ночью подозреваемого Леонид Тришкин вместе с местным оперуполномоченным Николаем Сопелкиным доставили в Советский райотдел города Шахты.

Об успешном выполнении опасного задания сразу же, ночью доложил начальнику УВД г.Таганрога И.К. Бондаренко.
– Молодец! – скупо похвалил Иван Клавдиевич. – Сам привезешь или посылать конвойную машину? – скорее из вежливости спросил начальник, наперед зная ответ.

В 5 утра оперуполномоченный Леонид Тришкин сам доставил Забашного в Орджоникидзевский РОВД. По дороге от Шахт до Таганрога задержанный бахвалился своими «подвигами», в красках описывая и смакуя страхи жертв, их мольбы о пощаде, их слезы. При этом ничтожество чувствовало себя вершителем чужих судеб, их палачом. Когда недалеко от Ростова поломалась машина, и водитель Григорий Вовк стал чинить ее, Тришкин вывел из машины Забашного и спросил:
– Может, побежишь?
Испугавшись тихого шепота, преступник понял мысли опера и больше не проронил ни слова.
Вскоре поступила информация, что подельник Забашного находится в соседней республике. Никто не знал: Рыбка – это фамилия или кличка. Вместе с двумя внештатниками Леонид Тришкин ночью выехал в Донецкую область. Украинский коллега, дежурный оперуполномоченный Игорь Нижников помог встретиться с самыми дорогими проститутками города, которые не сразу пошли на контакт с оперативными сотрудниками. Но после того, как Тришкин показал фотографии с мест убийств и зачитал выдержки из показаний потерпевших, одна из жриц любви прошептала:
– Ленку, подругу мою, вот так же мучили, а потом убили.

Установить место нахождения преступника уже было делом техники. Проанализировав полученную информацию, установили, где бывает, с кем общается, как выглядит, в чем ходит, и примерный микрорайон его проживания.

Приближалось Рождество. Взяв участкового, стали обходить дома и квартиры, сдаваемые в наем, якобы разыскивая незаконно срубленные голубые ели. Минут через 40 минут прибежала встревоженная женщина и стала кричать:
– Не елочку вы ищите, а моего квартиранта!

И волнуясь, взахлеб начала рассказывать, что, убираясь, в цветочных горшках она обнаружила золото, а под матрасом нашла наркотики. Бахвалясь, постоялец показывал пистолет и представлялся сотрудником милиции, но она поняла, что бандит он, да боялась пойти в райотдел.

– Устали бояться – помогите нам задержать преступника, чтобы избежать стрельбы в доме, – сказал Тришкин, и дал четкий инструктаж, как вести себя, что сделать.

6 января 1990 года задержание прошло по плану. Сидящий в углу на корточках преступник бешено вращал зрачками, а опер с внештатниками, которые выдали себя за знакомых хозяйки, спокойно пили крепкий чай с домашними булочками. И только узнав, что сотрудники милиции из Таганрога, преступник обмяк и сказал:
– Ну, вот и все.

В отличие от Забашного, он не бравировал совершенными страшными преступлениями, а долго, анализируя каждое слово, стал медленно рассказывать о том, что успел натворить за свои 26 лет жизни, только сейчас вспомнив о жене, с которой уже не жил, и малолетнем сыне.

На допросах, очных ставках каждый из бандитов пытался выгородить себя, сваливая вину друг на друга. Кропотливая работа оперов, экспертов, следователей и судей позволила полностью восстановить картину преступлений. Все эпизоды были доказаны – каждый получил по заслугам. Главарь банды В.А. Савченко был приговорен «к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительно-трудовой колонии усиленного режима». Другим членам банды дали чуть меньшие сроки. Ю.В. Рыбка – 12 лет, также с конфискацией имущества, с отбыванием в ИТК усиленного режима. Забашный до суда не дожил. Оставшись без наркотиков, во время очередной ломки скончался в изоляторе.

Ольга Какуткина, подполковник милиции в отставке, руководитель первичной организации «Силовые структуры Дона» ростовского регионального Союза журналистов России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *