Троица из чеховского детства

Праздник Святой Троицы! В прежние времена в этот день дети шли, ехали к родителям, крестным, родители шли, ехали к детям, кто на дрожках, кто в авто. Разные времена были, разные возможности, а обычаи сохраняли из века в век. Обычаи, традиции – скрепа семьи, народов, стран.

Утром на рынке у мальчика лет двенадцати купила букет полевых цветов. Мальчик голенастый, стеснительный. Деревенский. В букете пижма, тысячелистник, полынь, чабрец, мята. Так запахло детством, молоком, мамиными пирогами. Вспомнились вечерние чаепития, разговоры с отцом, болтовня с мамой, догонялки, мяч, лестница к загадочному чердаку и кашка на крошечной лужайке перед домом… «Милое незабвенное детство!» – как хороши слова Чехова. Как хорошо вспомнить дедушку Чехова Егора Михайловича, который служил управляющим в слободе Большая Крепкая у Платовых, а на Троицу приезжал к внукам в Таганрог. В 1876 году, преодолев 70 верст, Егор Михайлович приехал не один, а с женой Ефросиньей Емельяновной. Приехали бабушка и дедушка.

Прошли годы. Наступил XXI век. Стояла сухая теплая погода, какая бывает в сентябре на юге. Мы решили съездить в Большекрепинскую дорогой чеховского детства, но не запрягали лошадей, не ждали оказии, как бывало раньше, чтобы сесть в бричку и ехать в Крепкую, а сели в автомобиль. Вскоре по обеим сторонам дороги замелькали дома, пожелтевшие деревья, яркие сентябрины палисадников. Проскочив окраину города, незаметно оказались среди степного царства. Нас сопровождали и поля с нежной зеленью озимых, и поникшие, почерневшие от раздумий головы подсолнухов, а то черная в плиссе пахота, ждущая свое заветное зернышко из рук человека.

Степь, даже если она возделана человеком, остается степью. Вот неясного происхождения курганы, дальние кустарники, изгибы дороги и складки шири вокруг. И цвет ее все тот же – дикий. Эдакий и серый, и местами желтоватый, словно маковка пижмы. А вдали чернеют и одновременно алеют разбросанные кусты шиповника или, как говорили в старину, шипшины. Заваришь такую с боярышником да с медом вприкуску – красота! Ни одна хворь не прицепится. В овражке притаились низенькие, как донские лошадки, кусты серебристого лоха со светящимися на солнце буро-серыми плодами.

Остановились перекусить в заросшем, но сухом месте среди кустарника. Оказалось, вокруг есть и синий терновник, и яркая шипшина, и боярышник. В иссохшей траве скачут кобылки, замер притаившийся степной циркач-скарабей, а то и бабочка терракотовая мелькнет. Ветер подует, в путь двинется вечный спутник странствий – перекати-поле. Он и сеятель, и наблюдатель, и символ стойкости: как не гоняют его зимние и осенние ветра, а ему все нипочем, все выдержит, а весной зазеленеет в новом обличье.

Птиц не видно, только издалека был слышен одинокий неясный голос, но не воробья и не синички. Ни одной сороки не встретили. Тишина до немоты, а то вдруг цивилизация заговорит, урчащей машиной или что-то треснет вдали. Мы знали – это голос слободы Большекрепинская. А солнце. Солнце, завершая круг дневной, припадало к земле, сначала лучами, затем краем… Край неба еще долго рассеивал его нежное – идите на покой, до завтра.

Елизавета Шапочка


Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (918) 895-78-18 (Viber, WhatsApp).
Звоните, если хотите предложить интересную тему или задать вопрос представителям власти.
Подпишитесь на нашу группу в Инстаграмме.
«Новый таганрогский курьер» в соцсетях:  Одноклассники,  Facebook,  ВКонтакте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *