Пожарных дел Мастер

В детстве Игорёк Мастеров жил напротив пожарной части. В профессиональный праздник пожарных вместе с отцом ходил во двор пожарной части, где стояла старая пожарная техника: любовался бочечным ходом, забирался на старинный пожарный автомобиль, примерялся к ещё более древней пожарной лестнице. А ещё они с отцом ездили в порт, где детвору катали на пожарном катере. При всём при этом стать пожарным Игорёк вовсе не мечтал. Совсем даже наоборот: он обожал зажигать и смотреть, как огонь разгорается. Любил и пиротехнику — однажды эта пламенная любовь даже привела к ожогу кисти.

Как поджигатель стал… пожарным

Восемь лет назад, когда ефрейтор Мастеров, отслужив срочную службу, демобилизовался и вернулся домой, — здесь он получил приглашение в пожарную охрану. И принял его. Затем были Волгодонский учебный центр (почти пять месяцев учёбы на начальника караула) и объектовая пожарная часть по охране завода ТагАЗ. На заводе пожаров было не так уж и много, но зато Игорь там поднаторел в работе с документами, а бумажной рутины в пожарной охране сейчас – предостаточно, как и везде. Четыре года назад Мастеров, уже давно поменявший место жительства, словно вернулся в детство — пришёл в пожарную часть, рядом с которой вырос. Но теперь уже — в качестве командира отделения, а вскоре стал начальником караула.

Команда мастеров

Когда-то, в советские времена, среди пожарных были разного рода свободные художники и кооператоры, которым нужны были трудоустройство и трудовой стаж, и даже студенты, периодически прогуливавшие занятия и опаздывавшие на боевые дежурства. Потом пожарную охрану военизировали, принимать в неё стали лишь граждан, отслуживших армию, причём на пожарных надели погоны и по сути приравняли к военнослужащим – и по зарплате, и по пенсионному возрасту, и по прочим льготам, и, соответственно, по их ответственности, по требованиям к ним. Теперь погоны с них сняли, хотя требования остались прежние, погонные. Соответствующей стала и зарплата. У начкара Мастерова – 15 тысяч. У его сослуживцев – и того меньше. Что примечательно, в карауле Игоря почти все – деревенские. Может, потому что селяне испокон веков привыкли недооценивать и самих себя, и свой труд, и даже свои жизни?.. Впрочем, в часть заходят и молодые таганрожцы, которые тоже желают стать пожарными. Но они узнают размер зарплаты, — и желание тут же проходит.

В своём карауле 27-летний Мастер – самый молодой. И он вовсе не считает зазорным учиться у своих подчинённых, причём не только житейской мудрости. И неудивительно: каждый из его коллег – мастер своего дела. Например, самый старший, Александр Шалаганов, которому 44 года, — не только водитель-ас, но и классный автослесарь, на нём держится вся автотехника пожарно-спасательной части – как состоящая на вооружении, так и ретро.

Гарик Мастер и его команда: Михаил Гасинец, Александр Путрин, Олег Антонов, Александр Деркачёв, Александр Шалаганов, Даниил Левицкий

Офицеры – над Игорем. Дежурный караул и спецтехника пожарно-спасательной части № 21 размещаются в первом этаже. Во втором этаже – кабинеты начальника и замначальника части, инспекторов госпожнадзора, руководителей и сотрудников городского отряда пожарно-спасательной службы. Но Игорь никому из них не завидует; понимает: головной боли у каждого из них – ещё больше, чем у него самого.

Игрушки пожарных

В карауле Мастерова – 10 человек. Среди них двое – с высшим образованием; оба – выпускники Таганрогского пединститута. Это – сам Игорь (учился заочно; по диплому – юрист) и Александр Деркачёв, социальный педагог и тренер. Александру – 28 лет, но у него – лёгкий вес, и выглядит он очень молодо; на вид – этакий крепенький, но некрупный парнишка. Официально пожарным в свободное от службы время (дежурят они сутки через трое) разрешается лишь педагогическая деятельность. Именно такую деятельность Александр Деркачёв и ведёт. У него в родном селе Покровское – своя спортивная секция: он занимается с подростками и молодёжью гиревым спортом. Гиревик Александр Деркачёв – кандидат в мастера спорта. Его любимые игрушки – двухпудовые (32-хкилограммовые) гири. А участники проходивших недавно городских соревнований среди силовых структур (в них принимали участие полиция, ОМОН, ФСБ, таможня и пожарная охрана) толкали поуторапудовые (24-хкилограммовые) гири. Для Деркачёва это — «пёрышки». Он довольно легко стал победителем. А теперь готовится к поездке на соревнования на Кубок России, которые в конце сентября состоятся в Крыму. Соревнования – квалификационные; Александр надеется выполнить на них норматив мастера спорта. Пожелаем земляку удачи!

Жив дурилка!

Вопреки расхожему мнению, что пожарные на боевом дежурстве спят по 24 часа в сутки, у Игоря в его сутках – лишь четыре часа сна – с 22-х до 2-х. И это – в лучшем случае, — если в это время нет вызовов и срочной работы с документацией. В 2 часа ночи он заступает на своё четырёхчасовое дежурство, а в 6 – общий подъём и начало подготовки к сдаче смены.

А пока Игорь бодрствует в части, — доме не спит его жена. Переживает, как бы их четырёхлетний сынишка не остался сиротой, а сама она – молодой вдовой. Она, конечно, знает, что, если пожарный-спасатель погибает при исполнении служебного долга, — его семья получает от государства единовременную выплату и ежемесячное пособие. Но ей этого не надо. Ей нужен её Игорь. Отсюда – и её навязчивый вопрос: «Дурак! Почему не увольняешься?» И это – при том, что муж дома особенно не распространяется о пожарах и об опасностях на них лично для него.

Между тем, за четыре года он уже трижды избегал угрозы своим здоровью и самой жизни. Однажды в частном доме наступил на прогар в полу и едва не рухнул в подвал. Успел только руки расставить, на них и повис. Хорошо – ребята сразу подоспели, вытащили. В другой раз пробирался по чердаку со стволом: проливал, «добивал» «красного петуха». И тут в метре от него обрушилась кровля. А ещё было дело, когда Игорь чуть не остался под горевшим трансформатором…

Пожар полыхает – пожарный спит?

В августе нынешнего года караул Мастерова на возгорания выезжал практически каждую смену. Обычно горели сухая трава либо мусор; распространение огня удавалось вовремя пресечь. Но – увы – так было не всегда. Пожар по улице Ломоносова, когда полыхал цех по производству мороженого, совместными усилиями тушили пожарные всего Таганрога. Был среди них и Гарик Мастеров со своими боевыми товарищами. Благо – тогда обошлось без жертв и пострадавших – при том, что рядом с производственным зданием – жилой семнадцатиэтажный дом. У такого соседства – немало минусов. Причину пожара должно установить расследование. Но похоже на то, что чей-то окурок, выброшенный из окна или с балкона, не погаснув, спланировал на гору картонной тары…

При этом пожаре огонь стал было перекидываться на второй и третий этажи жилой высотки, но пожарные его вовремя отбили. После этого пожара в Интернете появились интересные кадры, снятые одним из жильцов соседнего дома с балкона: дым, огонь, борьба с пожаром; а рядом – один из пожарных… прилёг отдохнуть. Вот было смеху-то: небось, умял с полсотни порций топлёного мороженого, — какая уж работа с таким набитым пузом?.. А как дело было в действительности?

– Тушение пожара продолжалось в течение пяти часов. На каждом пожарном — пропитанная водой брезентовая боёвка, а за спиной – баллоны аппарата на сжатом воздухе, почти как у аквалангиста; у кого-то в руках – ствол, из которого бьёт вода под большим давлением; кто-то удерживает пожарный рукав – толстенную, словно гигантский удав, кишку, по которой эта вода подаётся…

И вот, когда личного состава для этого оказалось достаточно, — пожарные по очереди, по одному стали отдыхать, а один из них прилёг от усталости.

«Есть женщины в русских селеньях…»

Но, конечно, обычно на пожаре – не до отдыха. Да и заниматься порой приходится не только тушением, но и оказанием первой медицинской помощи (до приезда «Скорой»). А иногда нужно удерживать спасённых только что погорельцев от их возвращения в горящую избу. Особенно этим грешат сердобольные хозяйки: одна норовила спасти любимых котиков, другая – любимые тапочки.

А ещё, бывает, пожарные вынуждены усмирять своих «клиентов»: пьяному – известно – «и море по колено». Кто-то, «приняв на грудь», засыпает с непотушенной сигаретой; а кто-то «отключается», оставив на плите, на огне, кастрюлю. В обоих случаях – не так много огня, как дыма. В обоих случаях пожарных вызывают соседи. И в обоих случаях спасённые погорельцы с кулаками бросаются на своих спасителей. Впрочем, это – благополучная, счастливая развязка. Ведь иногда приходится выносить и трупы…

Что интересно, довольно часто агрессию по отношению к своим спасителям проявляют и те, кто накануне совсем не употреблял алкоголя; это касается как людей, так и животных.

«Моем, чистим, стираем»

А ещё случается и такая «фишка». Пожарным после того, как они потушат пожар, говорят, что они должны: отремонтировать водопровод; восстановить линию электропередачи; вернуть на место телефонную линию. Гражданам, дом которых окружал сухостой, Мастеров посоветовал его скосить. Граждане ответили: «Это вы должны скосить!» А один умник спросил, почему де вы, пожарные, не отмоете от голубиного помёта расположенный рядом с вашей частью памятник Чехову: ведь у вас есть вся необходимая для этого техника…

— Некоторые, очевидно, считают, что аббревиатура «МЧС» расшифровывается как «Моем, чистим, стираем,» — поясняет Игорь.

Хотя пожарные-спасатели, действительно, приходят на помощь не только при пожарах, но и при самых разных чрезвычайных ситуациях. Они этим занимались и раньше, а год назад на вооружение пожарно-спасательной части № 21 поступил специальный пожарно-спасательный автомобиль на базе «КамАЗа», в котором – не только автоцистерна с двумя с половиной кубометров (тонн) воды, но и отсеки, заполненные самой разнообразной спасательной техникой. Чаще всего приходится извлекать, словно из консервных банок, людей из автомобилей, попавших в аварии.

Уже известный нам пожарный-спасатель Деркачёв благодаря своим габаритам, не снимая аппарата на сжатом воздухе, спустился в канализационный колодец, где, надышавшись метаном, потеряли сознание двое мужчин; обе человеческие жизни были спасены.

Без вины виноватые

У Игоря Мастерова и всего его караула самой незабываемой стала смена в конце сентября 2014-го. Вода хлынула одновременно и сверху, и снизу. Море вышло из берегов. По улице адмирала Крюйса спасать пришлось не только людей, но и лошадей, причём и железных, и живых. По городу падали деревья, в том числе – на машины с людьми, — и тут на выручку приходили они же, пожарные-спасатели. Одно дерево упало и перед их машиной – буквально в нескольких метрах. Ничего: вылезли, попилили, убрали с дороги, поехали дальше. А в конце смены, когда ливень и буря начали утихать, их вызвали на пожар. (К слову, пожарам способствуют не только жара, но и морозы, и даже дожди: при высокой влажности учащаются короткие замыкания.) Отгремела буря. Игорь Мастеров и его боевые товарищи ждали заслуженного поощрения. Но так и не дождались: им объяснили, что пришла анонимка с жалобой на них.

Но чаще всего пожарных обвиняют в глаза: «Опять без воды приехали!»

— Я уже на эти слова не реагирую! – признаётся Игорь.

Той воды, что в автоцистерне, при активном тушении хватает на одиннадцать минут. Время всегда воспринимается субъективно, а при пожаре – особенно. Кому-то эти 11 минут кажутся двумя-тремя. За то время, пока одни пожарные тушат огонь привезённой водой, другие по идее должны подключиться к ближайшему пожарному гидранту (к подземной водозаборной колонке) и протянуть оттуда к месту пожара рукавную линию. К слову, контроль за исправностью гидрантов, расположенных в центральной части Таганрога, по своим функциональным обязанностям осуществляет именно Игорь Мастеров. Но бывают разные ситуации. В Богудонии, например, с её закоулками, проложить рукавную линию – целая проблема. Вот и мчатся пожарные машины с места пожара – за водой. А им вослед: «Опять без воды приехали!»

Дети мудрее взрослых. И к пожарным они относятся с уважением. В сентябре пожаров стало меньше, но работы не убавилось. В начале учебного года Игорь Мастеров и его коллеги ездят по учебным заведениям, проводят в них учебные тревоги с отработкой планов эвакуации. Школьникам это страшно нравится. Для них это – игра. Но в случае пожара она поможет предупредить и панику, и возможные трагедии.

К слову, пожарные-спасатели тоже учатся, круглый год, и сдают нормативы – по общефизической и по специальной подготовке.

Картошечка

Служившие в армии помнят любимую армейскую поговорку: «Война – войной, а обед – по распорядку». Но пожарная охрана – не армия. Игорь Мастеров на службе, бывает, остаётся не только без обеда, но и без ужина. Но зато, когда есть время…

— Пожарные?

— Пожарная охрана!

— Приезжайте пожарьте картошку!

— Мы не жарим, а тушим!

— Ну приезжайте хоть натушите!

Это – анекдот. А в реальной жизни пожарные картошку жарят. Ещё как! В карауле Мастера лучший кулинар – сам начкар. По мнению его коллег, он со своими талантами мог бы стать шеф-поваром ресторана. И он иногда на службе жарит картушку – на ужин. Разумеется, — для всего караула. Общая трапеза сплачивает.

А во время отпуска Игорь Мастеров скучает – и за службой, и, в особенности, за коллективом. Ведь это – не простой коллектив; это – боевое братство.

Клоун и ангел

— Рядом с нами, по Чехова, 100, был цирк. Цирк уехал, а клоуны остались. Это – мы, — шутит Игорь.

Люди, не знающие службы пожарных, над ними смеются. Как же: спят по 24 часа в сутки, а потом приезжают на пожар без воды…

— Но лучше уж пусть смеются, чем плакать, когда пожар случится, — считает Мастеров.

Между тем, профессия пожарного, действительно, в чём-то сродни клоунской. В цирке люди восхищённо, завороженно, с замиранием сердца смотрят на парящих под куполом гимнастов, на укротителей диких зверей, на эквилибристов. А клоун заполняет своими репризами паузы между выступлениями настоящих артистов. Он – дурак: дурачит, смешит людей, помогает им сбросить нервное напряжение. Хотя сам он одновременно – гимнаст и акробат, эквилибрист и фокусник, жонглёр и дрессировщик. А в конце представления он вдруг предстаёт как драматический актёр с философским и психологичным минимоноспектаклем. И у зрителей в глазах – слёзы, но уже не от смеха. И они понимают, что вот он – лучший номер программы, говорящий о главном.

Вот и героическая профессия пожарного-спасателя в нашем обществе – непрестижная, низкооплачиваемая, вызывающая снисходительные улыбки. Но когда он выходит из дыма в какой-то несуразной брезентовой боёвке, а на руках у него – ребёнок, живой и невредимый… Кто угодно поймёт: это ж – ангел-хранитель. Но лучше пусть пожаров не будет; лучше пусть он останется клоуном.

Небесная Заступница

17 сентября – праздник иконы «Неопалимая Купина». Такая маленькая ламинированная иконка с ликом Пресвятой Богородицы – у каждого пожарного-спасателя – вложена в служебное удостоверение. Пожарные верят: Матерь Божья – их Берегиня. Атеистов же среди пожарных – нет. Во всяком случае – в карауле Игоря Мастерова.

Владимир ПРОЗОРОВСКИЙ, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *